Кабора Басса. Часть II

Через две недели после начала озерной операции, Макензи приказал группе перебазироваться на северный берег – необходимо было отвлечь внимание от южной стороны и похулиганить в другом месте. В отличие от южного берега, с его застойной водой, узкими протоками в полусгнивших деревьях и кустарниках и общего запустения, северный берег являл собой полную противоположность. Вода была чистой и прозрачной, на берегу росла густая трава, хватало естественных укрытий, и общий вид был куда как более приятным для глаз. До затопления водохранилища эта территория представляла собой холмистую местность; после недолгих поисков диверсантам удалось найти тенистое место для временной стоянки, в 100 метрах от берега.

Макензи запланировал атаку на небольшой гарнизон ФРЕЛИМО, расквартированный в деревеньке Ньенде. Поскольку в ближайшее время с большой земли ожидалась «посылка» с патронами, минами и выстрелами к РПГ, то на огневой мощи можно было не экономить. В половину шестого вечера, все 12 человек тронулись в путь. Высадившись на материке, спецназовцы перестроились в походный порядок, колонну возглавил Карл Лутц. Головному САСовцу всегда выпадал наиболее тяжелый участок работы – он в буквальном смысле слова прокладывал собой путь для остальных, продираясь через густой кустарник. При этом ему необходимо было постоянно держать в поле зрения окружающую среду, следить за возможным появлением противника, диких животных, признаками минирования дорог и т.д. и т.п. Стоит отметить, что порой после одного такого перехода, головному бойцу приходилось полностью менять одежду – после прохода через колючие кустарники рубаха, куртка и шорты/брюки годились только на ветошь. По счастью в этот раз по бездорожью пришлось идти недолго – вскоре они вышли на тропу, ведущую к Ньенде. По приказу Макензи Питер Коул и Дэйл О’Маллигэн установили на дороге мину – на глаза попалась подходящая лужа, послужившая идеальной маскировкой. К 21:00 диверсанты вышли к взлетно-посадочной полосе, находящейся у лагеря ФРЕЛИМО.

Лагерь представлял собой несколько казарм, выстроенных вдоль ВПП и ряд построек, очевидно хозяйственных. Рядом с самой большой из них торчала мачта радиосвязи. В окнах горел свет, слышалась музыка, передаваемая по радио, где-то неподалеку мерно рокотал генератор. Макензи, Коул и Лутц отправились на разведку. По странному совпадению, как только они подобрались ближе к постройкам, генератор замолчал, и все огни погасли. В течение получаса они изучали обстановку, наконец, удовлетворенные увиденным, они вернулись к остальным девяти бойцам.

САСовцы разделились на 3 группы, по 4 человека в каждой. В 22:00 все четверки начали скрытное передвижение к намеченным огневым позициями, в полусотне метров от казарм. В 22:15 Макензи скомандовал открыть огонь. Первым из РПГ выстрелил Дэйл О’Маллигэн – виртуоз своего дела, он влепил гранату точно в намеченную точку на стене одной из казарм. Через секунду ночь наполнилась грохотом: гранатометы обрабатывали постройки, автоматные очереди превращали машины в куски металла, винтовочные и ручные гранаты летели на плац-парад и во внутренние дворики. Спустя несколько минут оперативники прекратили стрельбу. Самое удивительное, что в ответ не прозвучало ни одного выстрела. Тишина была абсолютная, радио (видимо разбитое осколками или рикошетом) прекратило играть; из расположенной рядом с базой ФРЕЛИМО деревни не доносилось ни звука. Даже собаки не лаяли.

Выждав еще немного, диверсанты забросали изрешеченные обстрелом постройки гранатами с белым фосфором и за возникшей дымовой завесой спокойно ушли. До места, где они оставили свои байдарки, предстояло пройти 8 километров – учитывая то, что идти надо было фактически опять по бездорожью, да еще и поторапливаться, чтобы не попасть в возможную облаву – задача предстояла нелегкая. Боб Макензи решил идти вдоль берега – так было больше шансов не наследить. К сожалению, как стало понятно позже, у этого варианта был огромный минус. Побережье изобиловало валунами, поваленными деревьями, зарослями и прочими препятствиями. К тому же ночь была просто непроглядной. Поняв, что еще немного – и кто-то обязательно сломает или как минимум вывихнет ногу, капитан приказал прекратить движение. Около пяти утра, как только стало достаточно светло, они продолжили путь и вскоре добрались до байдарок. Оказалось, что ночью они не дошли до лодок всего каких-то полтора километра. Но как позже единодушно признавались все участники рейда, «эта чортова прогулка была самой худшей едва ли не за все время службы». Более подобных «подвигов» САСовцы не повторяли.

С утра пошел дождь. Ближе к полудню диверсанты услышали звук взрыва: кто-то – или что-то – налетел на заботливо установленную Коулом и О’Маллигэном мину. Ближе к вечеру распогодилось, а еще через пару часов в небе появилась «Дакота» с грузом. В четырех контейнерах было продовольствие, боеприпасы, мины, выстрелы к РПГ, запчасти к байдаркам, батареи для радиостанции и разные прочие мелочи – что придало диверсантам бодрости. Что интересно, САСовцы так и не узнали, кто именно сидел за штурвалами «Дакот», привозя на остров «посылки» — но каждый из оперативников искренне благодарил летчиков за их работу. (Только позже стало известно, что снабжение осуществляли транспортники из 3-й эскадрильи родезийскийх ВВС, базировавшейся в Нью-Саруме).

Следующим вечером САСовцы впервые испытали на себе все прелести шторма на озере. Погода разыгралась не на шутку; волны и ветер грозились утопить небольшие байдарки с бойцами. С большим трудом они нашли небольшую защищенную бухточку, где и переждали шторм – однако ждать им пришлось до утра – только тогда ветер стих и волнение улеглось.

Утром капитан Макензи отобрал шестерых оперативников для диверсии на южном берегу озера. Команду возглавил Пит Коул. В задачу группы входило минирование стратегически важного перекрестка Чиньянда. День прошел в планировании и подготовке операции, приведения в порядок оружия, формы одежды и т.д. Вечером шестерка оперативников тронулась в путь. После высадки на берегу идти пешком им пришлось около 6 часов. Как назло в этом месте буш отличался особенной непроходимостью. В этот раз колонну вел капрал Дэйв Бери и, по свидетельству Коула, со своей задачей справился на отлично, несмотря на всю ее тяжесть. Правда к концу перехода рубаха и шорты на Берри превратились почти что в лоскуты – пришлось выбросить даже перчатки, напрочь порезанные и расцарапанные. После короткого привала они продолжили марш, и еще через три часа остановились на дневной отдых. Почти сразу же пошел дождь, но в этом был свой плюс – оперативники растянули между деревьев плащ-палатки и смогли пополнить запасы воды. День они провели в буше, а перед закатом снова выступили в путь. Для передвижения они использовали слоновьи тропы – они вели примерно в том же направлении, которое было нужно диверсантам. Спустя три с половиной часа, САСовцы вышли на дорогу, ведущую к Чиньянде.

Дорога была проселочной, но следов от колес на ней было превеликое множество. САСовцы также обнаружили следы патруля ФРЕЛИМО, контролировавшего этот участок. Судя по отпечаткам, патруль прошел недавно. Выставив дозорных, диверсанты приступили к минированию. Рядом с местом закладки они разложили плащ-палатки, чтобы не наследить и аккуратно сняли верхний слой. Затем Коул установил мину, поставил ее на неизвлекаемость, и тщательно заполнил землей пространство вокруг нее. Лишнюю землю рассыпали в буше подальше от дороги. После этого мину замаскировали, тщательно разровняв место и сбрызнув его водой – чтобы у наблюдателя создалось впечатление, что недавно тут прошел дождь. Вся операция заняла тридцать минут. После этого Коул отдал приказ отходить. Еще раз проверив все и убедившись, что ни ЗАНЛА ни ФРЕЛИМО не обнаружат мину – и, скорее всего, на ней подорвется какая-нибудь машина (принадлежавшая к одной из этих группировок) – САСовцы покинули место закладки и направились к другой дороге, чтобы проделать там то же самое. После этого они вернулись на озеро. По пути им пришлось обогнуть какой-то крааль, но по счастью местные жители их не засекли. До базы они добрались благополучно.

С момента как команда покинула Родезию, прошло уже более 3 недель. Следующее задание заключалось в организации засады на дороге в Даке, на южном берегу озера – там располагался гарнизон ФРЕЛИМО. Как обычно, двоих часовых оставили у байдарок, а остальная часть группы начала долгий изнурительный марш. Успех операции зависел от одного фактора – количества воды, которую тащили на себе диверсанты. В случае если вода закончится, засаду придется свернуть. На место САСовцы прибыли днем, установили на дороге мину и принялись терпеливо ждать. Ожидание вообще томительно, а в условиях, в которых находились бойцы, это было предприятие из разряда невыносимых. Жара не спадала даже в ночное время, воды было мало, к тому же до исступления доводила мошка – мухи-мопани (гонгомтшане). Эту мошку не без оснований считали проклятием буша – она имела привычку забиваться в уголки глаз, рта, лезть в ноздри; чем больше ее давили, тем больше их слеталось.

За весь день по дороге проехал только один человек – какой-то африканец на велосипеде. После наступления темноты двоих бойцов отрядили на поиски воды. Им удалось найти небольшую лужу и в общей сложности принести около 9 литров. Драгоценную влагу оставили на утро. На следующий день небо было закрыто тучами, но дождь так и не пошел. На дороге также было пусто. Ближе к вечеру вода кончилась полностью. Макензи в итоге решил, что если до вечера никто не появится, то засаду придется снимать.

И неожиданно за полчаса до крайнего срока, послышался звук мотора. Оперативники немедленно заняли свои места, изготовившись к стрельбе. Через некоторое время на дороге показался трактор с прицепом, в котором сидело с десяток солдат ФРЕЛИМО. По какой-то странной случайности трактор миновал мину, заложенную САСовцами. Когда трактор поравнялся с Макензи и Колулом, они открыли огонь, убив водителя. Остальные бойцы расстреляли «Фредов» — парочке солдат удалось спрыгнуть с трейлера, но от гибели их это не спасло. Когда стрельба прекратилась, на дороге осталось лежать 11 убитых солдат ФРЕЛИМО. Самое удивительное, что одному удалось каким-то образом убежать – в него попали как минимум 2 пули, судя по кровавому следу, но, несмотря на это он скрылся от спецназовцев. Расстрел длился меньше минуты – при этом собственно трактор не пострадал. В прицепе САСовцы обнаружили изрядное количество припасов – узлы с одеждой, коробки с едой, цинки с патронами, ручные гранаты, коробки с пистолетными патронами, миноискатель советского производства, и 11 автоматов Калашникова. Все необходимое оперативники забрали с собой, а остальное уничтожили с помощью взрывчатки, которую прихватили специально для этой цели. Трактор также пришлось уничтожить – вообще-то этого делать не очень хотелось, но поскольку взять с собой они его не могли, пришлось предать его огню. Одного из убитых «Фредов» заминировали, подложив под тело взведенную гранату – способ, как известно, примитивный, но эффективный. Оружие убитых солдат привели в негодность, погнув стволы и забросив детали в кусты. Кроме снаряжения и боеприпасов спецназовцы сняли с убитых большое количество документов. Уже на базе, внимательно их изучив, Макензи узнал, что один из убитых являлся новым командиром гарнизона ФРЕЛИМО в Мкумбуре. При нем были найдены новые коды, шифровальные таблицы, частоты и позывные для всей провинции Тете на ближайшие месяцы – для Родезийской ЦРО и Спецслужбы данная информация явилась хорошим подспорьем. Кроме того, в руки САСовцев попала вся почта, предназначавшаяся для гарнизона Мкумбуры.

Что произошло на месте засады, после того как диверсанты ушли оттуда, стало известно спустя несколько недель, из радиоперехвата и донесений агентов. Оказалось, что раненый «Фред», который сумел сбежать от спецназовцев, доковылял до ближайшего гарнизона ФРЕЛИМО и поднял тревогу. На место разгрома немедленно был выслан патруль – когда «Фреды» увидели кучу трупов и искореженный трактор, они немедленно вызвали подкрепление, чтобы забрать тела погибших. Через некоторое время на помощь подошла рота ФРЕЛИМО – обыскав окрестности и никого не обнаружив, они запросили с ближайшей базы еще один трактор с прицепом, чтобы увезти трупы. В ожидании транспорта трупы было решено собрать в одно место – в итоге трое «Фредов» получили ранения, попытавшись сдвинуть тело, под которым лежала граната. Трупы положили прямо по центру дороги – когда подъехал трактор, то водителю пришлось сдать на обочину. Погрузив тела, трактор развернулся, выехал на середину дороги и направился на базу. По какой-то странной причине мина под трактором не сработала, но рванула она под трейлером. В результате, трупы «Фредов» не только разметало по окрестным кустам, но при взрыве пострадали еще несколько солдат. После этого, ФРЕЛИМОвцы потеряли всякий интерес к происходящему – тела погибших в засаде и развороченный трейлер солдаты просто бросили лежать, где лежали, и вернулись в гарнизон.

Время шло. Продовольствие у диверсантов заканчивалось, и им пришлось навестить один из ранее заложенных тайников, в котором находились припасы, захваченные у противника. В коробках кроме всего прочего, были рыбные консервы из Норвегии, танзанийская тушенка, шоколадное молоко и сыр из Голландии и фруктовый сок из Португалии. Для оперативников не было секретом, что цивилизованные страны посылали в Мозамбик продовольственную помощь, только вот 99% всех товаров, которые предназначались голодающим детям, оказывались либо на складах ФРЕЛИМО, либо в лагерях террористов ЗАНЛА. Еды, однако, было явно недостаточно. Прошло уже несколько недель и диверсанты начали ощутимо терять вес – сказывалась скудная диета и постоянные физические нагрузки. Дэйв Аркрайт и до того не отличавшийся плотным телосложением, вообще превратился в ходячий скелет. Вскоре практически вся еда подошла к концу – до выброски очередной посылки оставалось пара дней, а на всю группу было только 6 пакетов с мясным концентратом. Чай и сахар вышли полностью. Во второй вечер «Дакота» не появилась. Пит Коул: «Операция превращается в эксперимент по выживанию. Все утро мы провели за ловлей рыбы. С помощью сетей и гранат мы сумели поймать 14 крупных рыб и сварили их в патронном ящике. Все были довольны… Сахара нет, и это сильно расстраивает. Мы попытались добыть мед с мопани, но овчинка выделки не стоила. Дэйв Берри и я три часа пытались выковырять мед из дупла, но в результате добыли только горсточку… Несмотря на голод, настроение у группы бодрое. Когда командир объявил, что сегодня наконец прилетит «посылка» все пришли в восторг. Парашют приземлился в 19:15 и в 19:30 мы уже ели цыплят».

Через шесть недель операция подошла к концу. Последний вечер пребывания на базе САСовцы отметили кофе с ромом – бутылка была в первой посылке и ее прикопали до конца срока. К счастью, путь домой для спецназовцев выдался куда приятнее – им не пришлось плыть до устья Мусенгези и с острова их забирали вертолетами. Как признавался Макензи, остров они покидали со смешанным чувством – с одной стороны за шесть недель они привыкли к озеру и испытывали некоторую тоску, с другой – им хотелось поскорее вернуться назад, в цивилизацию. В том, что вся операция прошла гладко, была не только заслуга командования, но и каждого из участников: в течение шести недель жить бок о бок, на открытом пространстве и не только жить, но и работать – такое не каждому было по плечу.

Следующим утром, бойцы расчистили посадочную площадку, и вскоре над островом показались «Алуэтты». Кто-то из пилотов в шутку обозвал САСовцев «Грязной дюжиной», что в принципе соответствовало истине: у многих были бороды, одежда изобиловала дырами и заплатками, лица загорели до черноты. Покидав снаряжение в вертолеты, САСовцы улетели в Родезию.

Так закончилась первая из нескольких операций на озере. За шесть недель в общей сложности диверсанты проплыли на своих байдарках 540 километров, вывели из строя транспорта ФРЕЛИМО, и убили/ранили более 2 десятков противников. Кроме того, они полностью парализовали движение на единственной дороге, ведущей из Тете в Мкумбуру. Минирование и засады сделали свое дело: дошло до того, что власти провинции попытались дублировать дорогу на некоторых участках, прокладывая новую.

Вскоре после Фазы I, САС провела вторую и третью часть операции. В них участвовали как ветераны, так и новички. Среди тех, кто провел первые шесть недель (всего же оперативники САС пробыли на озере 17 недель начавшегося 1977 года) во второй и третьей фазах принимали участие Дэйв Берри и Карл Лутц. В ходе третьего этапа Лутц и Мик Грэм уничтожили 21 лодку, принадлежавшую ФРЕЛИМО и ЗАНЛА в крупнейшей гавани на озере. В ходе пожара оперативников чуть было не засекли, но они сумели уплыть незамеченными.

Первый этап операции явился чрезвычайно полезным для всех сил специальных операций Родезии. Огромный доклад Макензи о пребывании диверсионной группы на Кабора Басса был внимательно изучен как в САС, так и в Скаутах Селуса, что позволило в дальнейшем успешно проводить и другие озерные операции в Родезии.

Самое же главное – до самого конца войны ни ЗАНЛА ни ФРЕЛИМО так никогда и не узнали, где базировались родезийские диверсанты, сумевшие малыми силами парализовать большую часть провинции в Мозамбике.

Утренний туалет

Утренний туалет

Во время отдыха

Во время отдыха

Перед очередным выходом на задание

Перед очередным выходом на задание

Перед выходом на задание. На переднем плане - сержант Карл Лутц.

Перед выходом на задание. На переднем плане — сержант Карл Лутц.

Карл Лутц

Карл Лутц

Капрал Дэйв Берри

Капрал Дэйв Берри

Капрал Дэйв Берри перед выходом на задание

Капрал Дэйв Берри перед выходом на задание

Переход на байдарках в ходе одной из операций

Переход на байдарках в ходе одной из операций

Вечерний чай

Вечерний чай

Перед отбытием с острова

Перед отбытием с острова

Сергей Карамаев a.k.a. Tiomkin

Оригинал статьи.

Комментарии запрещены.