The road to Kalamata. Часть вторая — Боевой патруль.

Спустя час, Фрэнк позвал меня и показал свои находки — на глубине примерно метра были зарыты два котелка и две кружки. Он сказал, что это знак, здесь зарыты Балуба. Фрэнк был уверен, что копая дальше, мы найдем два тела в сидячей позе, это типично для этой части континента. Должен ли он продолжать? Я ответил утвердительно. Мы должны быть абсолютно уверены, что могилы принадлежат не Саймону и Теду.
 

Данная серия статей посвящена прорыву наемников из города Ньюнзу и судьбе двух волонтеров подразделения Майка Хоара 4 Commando. Статья основана на нескольких главах книги Майка Хоара «The Road to Kalamata». Первую часть можно прочитать здесь.

Роджер Фольк. Бывший офицер армии Франции с более чем двадцатилетним опытом службы в Индокитае и Северной Африке. Фото из книги The Road to Kalamata.

Роджер Фольк. Бывший офицер армии Франции с более чем двадцатилетним опытом службы в Индокитае и Северной Африке.
Фото из книги The Road to Kalamata.

Спустя четыре дня наемники вернулись в Шинколобве. В Шинко их встретил майор Роджер Фольк, представившийся новым командиром. Фольк был французем, до этого служившим в армии Франции. В армии Катанги Фольк был хорошо известен и имел репутацию сильного и жестокого командира. Хоар построил свое подразделение, которое Фольк бегло осмотрел, понимая, что солдаты устали с дороги.

Фольк закончил смотр вопросом есть ли раненые — vous n’avez pas de blessés? — он задал вопрос таким тоном, будто вернуться с операции без раненых было чем-то позорным, мол не очень-то и старались. К счастью один из парней стоял на костылях. Одна нога у него была в гипсе, что произвело правильное впечатление. Я не стал говорить майору, что парень лишь свалился с грузовика — результат глупой шутки…

Фольк пригласил Хоара обсудить новости и политическую ситуацию за стаканчиком скотча. Новости были не радужные: Моис Чомбе был арестован и помещен под домашний арест в Кокьюхетвилле, а катангское правительство приняло решение заменить всех бельгийских офицеров на прикомандированных французских офицеров. Впрочем замена офицерского состава ничего не меняла, как выразился Хоар: «они точно так же для всего делали по 19 копий, разве что, с большим пижонством.» Хоар считал, что смена командирского состава с бельгийского на французский для его подразделения мало что изменит. Как показала история, так и получилось.

Однако спустя некоторое время, в подразделении 4 Commando все-таки произошли некоторые кадровые изменения:

Спустя день или два, я убедился, что новая метла метет по-новому. К этому моменту мое подразделение было в полном составе — с нами воссоединился отряд моего заместителя —  Алистера Уикса. Майор Фольк послал за мной. Он изучил штат 4 Commando и был возмущен.

«Вы слишком богаты!» — воскликнул он на французском. Я был заинтригован. Быть богатым, не говоря уже о том, чтобы быть очень богатым, всегда было одной из моих желанных целей. Но, увы, я, как и многие другие, не смогли достичь этой цели. Объяснение моего богатства последовало незамедлительно.

«У вас целых восемь офицеров на 115 человек!» Он сказал это так, будто я намеренно обманул Катангское правительство в гнусной манере. Эту криминальную аферу следует немедленно прекратить!

«А Вы знаете, что в у нас в Легионе на сто человек был один офицер, один унтер-офицер и один старшина?» — добавил он.

Хоар попытался объяснить, что в текущих обстоятельствах он не ответственен за распределение офицерского состава в подразделении. Несмотря на это, Фольк распорядился сократить офицерский состав подразделения. Хоар выполнил приказ и был вынужден понизить в звании некоторых своих офицеров. Как и следовало ожидать, один или два пониженных в звании, наемника, предпочли разорвать свои контракты. Хоар сожалел об этом, но не винил их и ничего сделать уже не мог.

Тем временем о МакКее и Дональдсоне не было никаких новостей. Фольк выяснил, что два белых наемника из подразделения Хора дезертировали и пересекли границу с Северной Родезией на джипе восьмого мая. Джип был найден в районе Купиши. Номер джипа был 234, звучало это весьма невероятно, проехать вдовем на джипе незамеченными восемьсот километров на юг с севера Катанги до Северной Родезии. Беспокойство Хоара росло и Фольк обеспечил встречу Хоара с командиром ГенШтаба, полковником Кревкером. Полковник объяснил Хоару, что такие случаи в Конго не редки, как происходили раньше, так и будут происходить в будущем. Самое правильное в этой ситуации смириться с тем, что люди уже мертвы.

Хоар так же позвонил в командный центр ООН в Элизабетвилле, полковнику Бьёрну Еггу. Норвежский полковник был ответственен за разведку ООН в Катанге. Полковник ответил, что он в курсе об исчезновении двух людей в буше, однако помочь он мало чем сможет. Однако Егг пообещал, что уведомит войска ООН о сложившейся ситуации и, если появится какая-либо информация, обязательно сообщит о ней Хоару. Хоар вернулся в Шинколобве. Через два или три дня поступило важное сообщение.

Я вернулся в Шинколобве отчаявшийся. Спустя два или три дня я получил сообщение из ГенШтаба. Голландский миссионер в районе Киамби сообщил, что видел один джип на дороге от Ньюнзу к Киамби. Киамби — маленький городок в двустах километров на юг от Ньюнзу и главное место пересечения реки Лувуа на главной дороге к Маноно. Однако вместо того, чтобы пересечь реку и поехать в сторону Маноно, джип поехал в восточном направлении в сторону Капоны и Бодуонвилля. 

Я сразу же связался со штабом. Они подтвердили сообщение и обозначили, что в связи с поступившей информацией, вопрос теперь может считаться окончательно закрытым. 

«Но почему?» — спросил я растерянно. «Что всё это значит?».

«Почему,» — сказали они, потрясенные моей неосведомлененностью, «Вы что, не понимаете — они же поехали в сторону Каламаты! Прямиком в сторону врага. Командование Балуба находится в Каламате!»

Эта новость ошеломила меня. Они двинулись в сторону Каламаты! Да поможет им бог. Я не мог поверить в это. Что же повело их туда… Однако хотя бы теперь я знал, что могу что-то сделать. Я незамедлительно собрал всех людей и рассказах им последние новости из штаба. Я рекомендовал организовать боевой дозор из четырех джипов, сделать Киамби своей базой и двинуться в сторону Каламаты, где захватить в плен местных и выяснить, что произошло. Последующие действия будут зависить от того, что мы сможем выяснить на месте.

Старый солдат высказался. Это был один из офицеров, которых я понизил в звании, однако я не думаю, что это как-то повлияло на его мнение. Он сказал, что оба парня уже мертвы. Слишком много времени прошло с момента их исчезновения. То, что я предлагал, означало рисковать жизнями еще шестнадцати человек, не имея на то хорошей причины. Наверняка патруль будет окружен тысячами Женнесс и, какими бы смелыми и вооруженными бы мы ни были, мы будем разгромлены и так же потеряем свои жизни. Он не считал, что это хороший план, но и не мог предложить другой альтернативы.

«Со всем уважением, сэр, почему бы Вам не назвать этот день? Мы понимаем, как Вы себя чувствуете, но прошло уже три недели. Их больше нет.» Послышалось согласное ворчание. Люди считали ситуацию безнадежной. Однако я считал наоборот и решил плыть по течению.

«Хорошо. Теперь Вы услышали оба мнения. Кто присоединится ко мне чтобы искать их?» Практически все, кто находился в комнате, вскочили на ноги — «Я, готов, сэр!» Теперь моей проблемой стало решить, кто останется на базе.

Хоару требовалось разрешение майора Фолька на эту операцию. Фольк с готовностью дал его, попросив сперва письменное разрешение и детальное описание плана. Так же он посоветовал Хоару оставить некоторое количество людей в Киамбе в качестве резерва. Фольк согласился, что операция необходима, однако предупредил, что Хоар и его люди будут сами за себя, без поддержки войск.

Святой Джо. Пастырь, который заботился о душах заблудившихся черных овечек. Фотография из книги Майка Хоара - The Road to Kalamata.

Святой Джо. Пастырь, который заботился о душах заблудившихся черных овечек.
Фотография из книги Майка Хоара — The Road to Kalamata.

Я выбирал людей очень осторожно. Это было сравне набору первой школьной команды, многие ребята, которых я не выбрал, были очень расстроены. В свой джип, который я возглавлю, я собирался взять Деза Уилланса, Френка Хасти и солдата по имени Вермульен. Несмотря на фламандскую фамилию, он был британцем, Джорди, уроженец Нью Кастла, если быть точным. Он заслужил солидную репутацию професионального следопыта — результат многолетнего опыта работы рейнджером в заповеднике Луангва, в Северной Родезии. Все участники были исключительно добровольцами и сливками моего подразделения, включая человека, которого принято называть Святым Джо. Святой Джо временами проводил богослужение под открытым небом по воскресеньям и сказал, что проведет пристойные христианские похороны, когда мы найдем ребят. Несмотря на некоторое негативное отношение, я был рад, что мы берем Святого Джо с собой. Он был бриллиантовым солдатом!

Подготовка к походу была очень тщательной, дважды проверяя амуницию и снаряжение. После того, как патруль покинул базу Шинколобве, они были предоставлены сами себе и даже не имели радиосвязи с Фольком, которого они окрестили «Большой Роджер». Той же ночью они добрались до Маноно, где отчитались командиру гарнизона — капитану Протину. Протин был очень полезен и предложил отряд катангских солдат во главе с бельгийским офицером, которые сформировали резерв в Киамби.

На следующий день патруль въехал на песчаную дорогу за Маноно и их скорость снизилась до пятнадцати километров в час. Когда патруль пересек реку Луава, они оказались на вражеской территории. Отряд без инцидентов добрался до Киамби, где их встретил покинутый город. Единственный человек, кого они встретили — пожилую гречанку. По ее словам город давно брошен, а бизнес закрыт. Она вместе с мужем присматривает за домом, однако в данный момент мужа дома нет. Информации о Балуба у нее не было, а видела ли она джип с двумя белыми солдатами, она вспомнить не смогла. Единственное, что узнал Хоар — дорога на Каламату была заброшена и не использовалась уже более полугода. Греки долгое время играли роль независимых торговцев в Конго, снабжая припасами местное население, в том числе противоборствующие стороны, поэтому безопасности ничего не угрожало, даже на территориях Балуба. Гостепреимная хозяйка пригласила солдат на ночлег и приготовила еду. У солдат было время отдохнуть и подготовиться к раннему отъезду на заре.

Карта Катанги, из книги Майка Хоара The Road to Kalamata.

Карта Катанги, из книги Майка Хоара The Road to Kalamata.

С рассветом патруль Хоара выдвинулся в путь. План был прост — на максимальной скорости преодолеть семьдесят километров и добраться до Каламаты, не заезжая в поселение, спешиться и максимально тихо проникнуть в город. На пути им встретилось поваленное дерево, перегородившее дорогу. Несмотря на низкую вероятность засады или наличия мин, патруль очень аккуратно объехал преграду. Вермульен, будучи следопытом, обследовал местность и обнаружил следы протекторов другого джипа. Сомнений не было, команда Хоара двигалась в нужном направлении.

Патруль без остановок проехал насквозь заброшенную деревню Кашимба. До Каламаты оставалось пятнадцать километров. Ближе к Катанге дорога разветвлялась на две, первая вела прямиком в Каламату, вторая же служила объездом. Хоар предпочел безрассудному налету на Каламату, вторую дорогу. Джипы ехали на минимальной скорости по песчаной дороге. В двустах ярдах перед патрулем шли Дез Уилланс и Фрэнк Хасти, а в трехстах ярдах за последним джипом шли два замыкающих скаута, постоянно прикрывающие сзади:

Я приказал Дезу Уиллансу и Фрэнку Хасти двигаться в авангарде, в двустах ярдах впереди, в качестве скаутов-разведчиков. Оставшиеся солдаты растянулись вереницей по обе стороны от дороги, двигаясь с оружием наизготовку. Замыкали колонну джипы, двигавшиеся вплотную бампер к бамперу максимально медленно и тихо. В трестах метрах позади двигались двое скаутов, которые оглядывались назад. Постоянно оглядывались назад… Глубокий песок замедлял нас и заглушал шум передвижения. Я поднял руку, колонна остановилась. Мы усиленно вслушивались, пытаясь услышать обычные деревенские звуки — лай собак, крики женщин, детский плачь, уловить запахи горящих дров или приготовленной пищи, или увидеть кружащих над деревней птиц и ястребов. Но ничего не было. Ни единого чертового звука. Очень странно.

Мы начали использовать сигналы руками, не проронив ни слова. Мое сердце забилось гораздо быстрее, когда я увидел соломенные крыши в двустах метрах. Должно быть это окраина деревни. Винтовки были сняты с предохранителей. Внезапно Хасти поднял руку и просигналил нам бегом марш. Как только мы подбежали к нему, он указал на объект слева от дороги. Это было чучело человека. По другую сторону дороги стояло второе чучело. Оба были набиты соломой и выгляди как солдаты. Чучело слева было значительно больше второго, на голове его был водружен черный металлический котелок. На чучеле справа красовался глиняный котелок. Оба чучела были страшные и прямо-таки излучали ужас. Они были установлены так, будто служили охранниками на входе в деревню.

Я подал знак Де Сильве подойти. Это был португалец, всю жизнь проживший в Катанге, он знал быт Балуба очень глубоко. Он осмотрел чучела. «Традиция», прошептал он, «шаманы установили эти чучела в качестве предупреждения. Они дают понять чужакам не заходить в деревню. Хуже того, капитан, мне жаль, что приходится это говорить, но это может означать одну вещь… наши люди мертвы. И, возможно, именно здесь они умерли. Смотрите! Этот сделан очень похожим на Саймона, гораздо выше второго и носит черный котелок, который напоминает черный берет Саймона. Вы согласны?»

Мда, возможно я и был согласен. Но это могло быть простым совпадением, не так ли? Однако в любом случае мы не можем позволить поддаваться влиянию всей этой чепухи. Эти чучела могут испугать каких-нибудь примитивных Малуба, но для нас они не должны ничего значить. Вперед. Мы двинулись дальне с удвоенной осторожностью.

Теперь мы отчетливо могли разглядеть деревню. Она была огромной, упорядоченные в квадраты стояли ряды домов. Однако по-прежнему не было видно ни души. Как только мы заглянули за последний поворот, Уилланс внезапно бросился на песок, одновременно открыв огонь. Остальные из нас развернулись и бросились к нему, занимая огневые позиции. Там! Двое черных стремительно бежали в джунгли. Хасти, оббежав угол, пустил очередь по тропе прямо перед ними. Они остановились, поняв, что попали в ловушку. Развернувшись, они оба подняли руки. Это были единственные люди в округе.

Наемники обследовали всю деревню, методично проверяя каждую хижину. Однако никого не было, более трехсот жителей бесследно растворились в буше. Судя по всему, жители покинули деревню в большой спешке около трех недель назад. В результате допроса, проведенного Де Сильвой, наемники выяснили, что эти двое — бизнесмены из племени Малуба. Они не местные и буквально только что прибыли в Каламату. Они не знали, что деревня брошена и это так же оказалось для них сюрпризом. Они ничего не знали ни о пропавших людях, ни о причинах, которые заставили местных жителей сбежать. Они думали, что местные бежали от армии Чомбе.

Мост через реку Лубалаши. Вид со стороны деревни Каламата.

Мост через реку Лубалаши. Вид со стороны деревни Каламата.

Обследовав след от протекторов, Вермульен сделал вывод, что джип либо на большой скорости развернулся, либо был перегружен с одной из сторон. След вел на дорогу к Капоне. Наемники выдвинулись вслед, прихватив с собой связанных пленников. Через двадцать километров, патруль добрался до маленькой деревни Киунгу. Деревня распологалась по обе стороны от дороги и выглядела брошенной, как и Каламата. Не сильно беспокоясь о возможной засаде, наемники двинулись дальше по дороге, параллельно реке Лубалаши. Внезапно дорога повернула направо и окончилась тупиком — патруль уперся в полуразобранный металлический мост. Пересечь реку по мосту не представлялось возможным, поскольку все доски, составляющие поверхность моста были убраны.

Хоар был удовлетворен тем фактом, что джип никоим образом не мог пересечь мост. Судя по следам, обнаруженным Вермульеном, джип развернулся перед мостом и поехал обратно в сторону Каламаты. Солдаты перебрались на другую сторону моста и не обнаружили следов покрышек. Хоар решил ехать обратно в сторону Каламаты, методично обследуя каждую деревню на пути. Возможно они смогли бы обнаружить какие-нибудь улики, обрывки униформы или элементы снаряжения, что-нибудь, что могло бы указать на путь Саймона и Теда.

В Киунгу след потерялся окончательно из-за твердой как камень земли. Однако в стороне от дороги, в десяти ярдах вглубь джунгей, я заметил небольшой квадрат белой ткани, свисающей с длинной тонкой бамбуковой палки, похожий на индийский молитвенный флажок. Я знал, что таким знаком обозначают в этой части света. Могилу. Мы спешились и подошли вплотную, обнаружив две свежие могилы. Судя по всему, вырыты они были недели три назад. Мой пульс участился. Могут ли это быть они? Вполне возможно, что это конец нашего путешествия. Я молил бога, чтобы это было не так. Все равно это выглядело нелогичным. Если Саймона и Теда убили здесь, почему бы Балуба не сбросить их тела в реку, а закапывать в могилы? Все возможно, однако у нас не было выбора, кроме как извлечь тела из могил.

Я позвал Фрэнка Хасти, вспомнив, что в мирной жизни он работал могильщиком. Я спросил его мнение. Фрэнк ответил, что он привык закапывать людей под землю, а не выкапывать их. Тем не менее он безропотно взялся за дело. По мнению Фрэнка это займет пару часов, копать было тяжело. Оставшиеся из нас обследовали деревню хижину за хижиной и ничего не нашли. Спустя час, Фрэнк позвал меня и показал свои находки — на глубине примерно метра были зарыты два котелка и две кружки. Он сказал, что это знак, здесь зарыты Балуба. Фрэнк был уверен, что копая дальше, мы найдем два тела в сидячей позе, это типично для этой части континента. Должен ли он продолжать? Я ответил утвердительно. Мы должны быть абсолютно уверены, что могилы принадлежат не Саймону и Теду.

Спустя еще час Фрэнк обнаружил черную голову и черную руку. После небольшого обследования, Фрэнк сделал вывод, что это молодые люди. Он продолжил и спросил не хочу ли я обследовать тела вместе с ним. Он предположил, что тела захоронены около месяца назад. К моему удивлению я не почувствовал того запаха разлагающейся плоти, почувствовав который хоть раз на поле боя или где-либо еще, будет преследовать вас до конца жизни. Фрэнк был готов обследовать тела на предмет причины смерти — проверить не были ли эти люди застрелены. Фрэнк не был слабонервным и был готов этим заниматься. Но для меня это гнусное занятие уже выворачивало меня наизнанку. Я решил, что этого достаточно. Я ответил «нет». Мы сделали все, чтобы узнать то, что требовалось и не стоит более беспокоить могилы. Я попросил Фрэнка зарыть могилы. Мы оставим их в том же виде, в каком и нашли. Это была жуткая, ужасная работа.

Мы вернулись в Каламату весьма озадаченными. Вермульен обнаружил следы джипа, ведущие из деревни, в северном направлении, в сторону деревни Ньяндве. Трава здесь была выше головы дорога была скрыта, поэтому я решил, что следовать по ней не стоит. Эти места были идеальным местом для засады. В любом случае день подходил к концу и следовало озаботиться поиском хорошего места для ночевки. Изучив карту, я обнаружил, возможно самое безопасное  место возле переправы через реку. С рекой позади, нам потребовалось бы держать только одно направление обороны, с возможностью контролировать все сектора обстрела. Добравшись туда, я узнал это место. Оно было моим основным местом переправы через реку в моем трансафриканском путешествии несколько лет назад. Однако сейчас она была заброшена. Тем не менее оно пробудило ностальгические нотки в моем сознании.

Ночью Хоар еще раз обследовал карту и решил, что возможен еще один вариант. Если Саймона и Теда схватили в Каламате, Балуба могли их перевести в деревню Касонго, которая находится на другой стороне, в семи километрах от моста, решив, что там армия Катанги не будет их преследовать. Утром патруль вернулся к мосту. Хоар оставил шесть человек для охраны джипов и они выдвинулись на другую сторону реки. Продвинувшись на пять километров вглубь, патруль не обнаружил никаких следов. Хоар решил вернуться к мосту ни с чем.

Повторно обследовав Киунгу, Каламату, патруль Хоара вернулся в Маноно, где они передали пленников Андре Протину. Хоар решил, что они сделали все возможное, чтобы найти пропавших людей. Патруль отправился домой. Вернувшись на базу, Хоар полностью отчитался майору Фольку о проделанной работе. Фольк, в свою очередь, порекомендовал Хоару взять отгул на пару дней, чтобы посетить командование и встретиться с полковником Эджем. Разместиться в гостиницах Элизабетвилля было очень сложно, поэтому единственное, на что мог расчитывать Хоар — была комната в монастыре.

Комната оказалась скорее камерой, однако была вполне добротно обставлена и вполне меня устроила. В любом случае я всегда хотел узнать, каково живется монахам и представил себя в коричневой монашеской рясе с капюшоном.

Утром Хоар встретил Берти Палмера, одного из солдат, связанных со смертью Патриса Лумумбы. Палмер находился на свободе и ожидал слушания трибунала по делу убийства Лумумбы. Подробнее об этом будет рассказано в отдельной статье. Стоит отметить, что к удивлению Хоара, Палмер был оправдан и отправился на поиск очередной пьяной драки в ближайший бар.

Второй сюрприз оказался более судьбоносным, чем встреча с Палмером:

Я обедал в великолепном ресторане бельгийца Чеза Феликса. Компанию мне составил Эдриан Портер, корреспондент BBC в Катанге. В ресторане подавали незабываемый пикантный стейк и до сих пор сохранилась пара бутылок моего любимого красного вина Nuits de St. George. Эдриан передал мне сообщение. Один джентельмен, остановившийся в его отеле Leo Deux просит меня срочно связаться с ним. Могу ли я встретиться с ним в отеле завтра, в девять утра?

Его имя было Мистер Дональдсон…

Продолжение следует.
Автор статьи — Курашко Денис a.k.a. DJ-Glock.
В статье использованы материалы из
книги Майка Хоара «The Road to Kalamata».

 

«The Road to Kalamata» by Mike Hoare, republished by Paladin Press, 7077 Winchester Circle, Boulder, Colorado 80301-3505. www.paladin-press.com

Комментарии запрещены.