Годовщина 11 ноября.

Статья про Родезию из цикла «Капитан Очевидность». Впрочем, для левых и либералов, это, как обычно «грязная расистская ложь», ну, тут ничего не поделать, как они твердили свои мантры, начиная с 1965 года, так они до сих пор и дудят в ту дуду, ну, да мнение профанов, как обычно, волнует в самой малой степени. Опубликована – естественно – 11 ноября. Автор статьи – известный писатель, автор очень неплохих книг The Politically Incorrect Guide to the British Empire, The Politically Incorrect Guide to the Civil War и Robert E. Lee on Leadership.

191982_original

Hip, Hip, Hooray, It’s Rhodesia Independence Day! H. W. Crocker, III 11.11.2011
Гип-гип, ура – день Независимости Родезии!
Х. У. Крокер, III
Ян Смит дожил до того момента, когда начали сбываться его самые печальные прогнозы.

11 ноября 1965 года Ян Смит, премьер-министр британской колонии Родезия, в одностороннем порядке провозгласил независимость своей страны и, тем самым, зафиксировал рождение новой нации, которая в течение последующих 15 лет героически пыталась сохранить свой образ жизни. Критики немедля попытаются заявить, что этот образ жизни-де, был основан на расизме – на самом деле, наоборот: не на расизме, а на принципах свободы; свободы, которая была милостиво когда-то пожалована Родезии Британской империей; свободы, утерянной тогда, когда Родезия стала превращаться в Зимбабве, управляемую Робертом Мугабе. Нам, американцам, следовало бы извлечь определенные уроки из этой истории.

За основу своей декларации, родезийцы, кстати сказать, взяли нашу – хотя они изящно подтвердили свою верность короне. Родезийцы полагали себя «более британцами, чем сами британцы» и поэтому объявили о своей независимости в День Поминовения (то что мы называем Днем Ветеранов), в день когда кончилась Первая Мировая война – чтобы напомнить Великобритании о том, что когда она воевала за свободу, верховенство закона и права малых наций, Родезия была на ее стороне. Во время Второй Мировой войны в составе Королевских ВВС на «Харрикейнах» и «Спитфайрах» летал молодой пилот Ян Смит. В результате несчастного случая он разбил себе лицо – потребовалось искусство пластических хирургов и месяцы в госпитале, чтобы оправиться от тяжелых травм. Но он вернулся в строй, был сбит над Италией и сумел пробраться через линию фронта к союзникам.

Более того, родезийцы неоднократно доказали всем, что такое быть настоящими людьми – они пришли в дикую глушь и сумели построить цивилизацию. Это только на первый взгляд они производили впечатление простаков, живущих в основном на природе, добродушных весельчаков, любящих пиво – как отметил выдающийся родезийский писатель (либерального толка, между прочим) Питер Гудвин и его коллега Ян Хэнкок в их книге «Родезийцы не умирают»: «Вероятнее всего, ни разу в истории, ни одна группа англоязычных переселенцев (с соответствующими ресурсами и возможностями) не добивалась столь высоких результатов – в плане воспроизводства и развития культуры своей родины».

Вот вопрос, над которым и нам не грех поразмышлять: кто из нас готов прорубать свой путь через дикие джунгли и воссоздать США? (Те, кто придерживается идей мультикультурализма и вообще испытывает культурный пессимизм, вероятнее всего скажут, что это изначально не самая здоровая мысль).

Родезийцы мало в чем сомневались. Они настолько верили в свою цивилизацию, что рискнули пойти на бойкот со стороны международного сообщества. Они настолько были уверены в том, что находятся на правой стороне и уверены в своих боевых качествах, что предложили США послать свой контингент во Вьетнам (администрация президента Джонсона пришла от такого предложения в изрядное замешательство и отклонила его). Они были настолько уверены в том, что смогут противостоять тирании, что превращали свои фермы в крепости и жертвовали своими сыновьями в той войне, от которой приходили в восторг разные «диванные коммандос» (включая, кстати, и читателей журнала «Солдат удачи», который вовсю торговал футболками с надписью «Будь мужчиной среди мужчин. Армия Родезии» — сделанных на основе вербовочного плаката родезийских вооруженных сил).

Ян Смит верил, что принцип «один человек – один голос» в Африке означал совершенно иное: «один человек – один голос – один раз». Он категорически не хотел, чтобы его страна скатывалась в хаос, социализм, насилие и диктатуру. Он был уверен, что в конечном итоге страна придет ко всеобщему избирательному праву (хотя, как он подмечал, западные критики Родезии часто не учитывают определенных трудностей, связанных с местными условиями: например, как можно точно учесть всех избирателей, если большинство африканцев в сельской местности вообще не имело свидетельств о рождении). Смит очень дорожил поддержкой его политики со стороны племенных вождей, он неоднократно заявлял, что его цель – это не революция, а эволюция, и только эволюционным путем можно прийти ко всеобщему избирательному праву (на тот момент право голоса было увязано с образовательным и имущественным цензом). Он стоял на том, что не готов рисковать многопартийными выборами, свободной прессой, независимой судебной властью и рыночной экономикой – только ради того, чтобы преподнести их массовому электорату, который спустит их в мусорное ведро.

В конце концов, британцы вынудили Смита пойти на соглашение. Лорд Каррингтон и подавляющее большинство делегатов т.н. Ланкастерского соглашения 1979 года были убеждены, что Роберт Мугабе (самый радикальный из всех лидеров повстанцев, которых поддерживали коммунисты) потерпит на грядущих выборах поражение. Смит был уверен в обратном. Он считал, что победит как раз Мугабе, по двум причинам: во-первых, Мугабе принадлежал к племени шона (а это 80% населения Родезии), во-вторых, потому, что Мугабе умел терроризировать избирателей с потрясающей эффективностью (хотя и скромно предпочитал умалчивать об этом).

Ян Смит дожил до того момента, когда начали сбываться его самые печальные прогнозы. Если бы он смог прочесть то, что написали о нем в некрологах, то увидел, что либералы обвиняют его и в этом тоже. Утешением ему в его последние годы жизни могло служить то, что он стал необычайно популярен среди рядовых черных зимбабвийцев, которые видели в Смите несокрушимый символ сопротивления Роберту Мугабе. Если хотите посмотреть на ту Родезию, которую защищал Смит, то зайдите на YouTube и посмотрите, как черные солдаты (большинство родезийских военнослужащих были неграми) идут парадным строем мимо белых зрителей (включая чиновника, одетого как глашатай 18 века), как сыновья фермеров и бизнесменов, сделавших Родезию экономически успешной, вскидывают винтовки к плечам, защищая свои дома и свои свободы.

А если хотите увидеть, как порок отдает дань добродетели (ну или как Зимбабве дает ответ Британской империи), то просто обратите внимание на то, что судьи в Зимбабве до сих пор носят белые парики; на то, как приспешники Мугабе наслаждаются своими новыми фермами (отнятыми у белых фермеров, когда-то поставлявших продовольствия в избытке, и чьи поля теперь зарастают сорняками, в то время как обычные зимбабвийцы голодают); на то, как Мугабе до сих пор волей-неволей придерживается формальных правил на выборах (при условии, что его бандиты обеспечат ему победу). Зимбабвийцы видят в британских социальных институтах легитимность – пусть даже Мугабе загадочным образом использует эти институты себе на пользу.

Так чему может научиться Америка у смелой маленькой страны? Ну, для начала, мы можем научиться судить другие страны по тому, каких ценностей они для придерживаются, а не по тому, какие избирательные процедуры они у себя используют. Опять же, стоит помнить, что западный «колониализм», порой лучший выбор, чем то, что приходит ему на смену. И самое главное – не стоит считать наши свободы чем-то само собой разумеющимся, чем-то, что у нас будет всегда. Достаточного одного демагога на одно поколение – чтобы с ними распрощаться.

Сергей Карамаев a.k.a. Tiomkin

Оригинал статьи.

Комментарии запрещены.