Эл Фентер. Прощание с Легкой пехотой

63792_originalОн гордо стоял, этот десантник. На постаменте, посреди священного места, в центре главного плац-парада казарм Крэнборн, расположенных неподалеку от аэропорта Солсбери, в стране которая сейчас называется Республика Зимбабве. Не так давно она носила имя Родезия…

Еще несколько месяцев назад эта статуя, сделанная из переплавленных гильз, собранных в разных областях страны, олицетворяла собой боевой дух одного из лучших батальонов нашего времени: Родезийской легкой пехоты. Статуя десантника была также и воплощением вечной памяти о тех, кто ушел на операцию и не вернулся.
Сейчас она упрятана в коробку и находится в безопасном месте в Южной Африке – подальше от выходок новоявленных черных националистов Зимбабве, воевавших за власть в стране и выигравших войну.

Если спросить сегодня любого пехотинца из РЛП, то, скорее всего, его мнение будет однозначным: он будет яростно оспаривать итоги войны. По мнению всего батальона, они войну не проиграли. Победу врагу отдали политики в Лондоне.

Действительно, из 20000 убитых за прошедшую декаду террористов ЗИПРА и ЗАНЛА, 80% погибли от рук РЛП. Только в 1979 году легкие пехотинцы уничтожили более 2000. Этот год также был самым тяжелым для батальона в плане потерь – 50 человек убитыми.

За всю историю войны РЛП потеряла чуть более 100 человек в бою. Еще несколько десятков умерли или погибли по иным причинам – подорвавшись на мине, в результате несчастного случая, умерли от малярии и т.п.

Легкие пехотинцы уничтожали врагов как внутри страны, так и за ее пределами, порой участвуя в рейдах, своей дерзостью напоминавших подвиги их отцов во Вторую Мировую.

Иногда в результате одного скоординированного рейда число убитых врагов переваливало за тысячу – при собственных потерях 2 или 3 человека.

62956_originalПоследней большой операцией был налет на Мапаи, в конце 1979 года, незадолго до того, как между правительством Смита и лидерами черных террористов было подписано Ланкастерское соглашение. Ударная группа из 180 десантников и 70 Скаутов Селуса обрушилась на хорошо укрепленные позиции 7000 боевиков в лагере Чимойо, в часе лёта от Умтали, родезийского города на границе с Мозамбиком. При поддержке авиации объединенные силы за шесть дней убили более 1500 террористов, ранив еще пару тысяч. Погибло пять десантников и 11 получили ранения.

Более всего повезло нынешнему командующему армией Зимбабве, Рексу Нгонго. Сразу же после начала атаки на Чимойо, он прыгнул в свой Лендровер и попытался уехать. В машину попала ракета с одного из истребителей, но Нгонго не пострадал и сумел скрыться.

Противник был отлично вооружен; в ряде случаев против молодых солдат стояли наиболее подготовленные «ударные» кадры террористов. Оглядываясь назад, достижения РЛП кажутся порой невероятными. Тем более, что суммарно, численность личного состава 4 рот РЛП никогда не превышала 480 человек – хотя по положению должна быть более 600. В основном численность колебалась в пределах 250-350 человек, практически постоянно проводивших время в буше.

С момента своего основания в 1961 году, РЛП в пропорциональном отношении набрала невероятное количество наград. За пятнадцать лет войны, только два человека получили высшую военную награду Родезии – Большой Крест за храбрость. Одним из них был бывший легкий пехотинец, южноафриканец Крис Шулленберг, позже прославивший себя в САС и Скаутах Селуса.

Наиболее яркие эпизоды той войны вряд ли когда-нибудь будут записаны. Некоторые из этих рассказов заставляют бледнеть от зависти самых изощренных голливудских сценаристов и кажутся выдумками – однако, все это правда. У всех этих историй есть свидетели – пока еще живые.

Изначально РЛП была расквартирована в казармах Брэйди, бывшей базе Королевских ВВС в Булавайо, примерно в 300 милях от Солсбери. Первый набор легких пехотинцев иначе как пестрой бандой назвать было нельзя. Там были такие люди как Уолли Уолтерс, бывший охотник на крокодилов в Кении, бывший боевик ИРА, пара моряков торгового флота: «Начать с того, что у нас не было даже единой формы одежды – каждый ходил в том, в чем пришел. Офицеры прибывали из частей британской армии, кое-кто даже носил килт, поскольку был переведен из шотландских полков».

64141_originalНезадолго до того, как часть официально была внесена в списки, в Брэйди прибыл бывший сержант британской САС. До этого он провел 7 лет в качестве инструктора в Пехотной школе в Гвело и его репутация, как человека жесткого и требовательного была известна всем и каждому. Не сказать, что ему – главному сержант-майору части Рону Рейду-Дэйли – были очень уж рады. Через много лет этот сержант-майор, ставший майором, возглавил одну из самых эффективных противопартизанских частей мира – Скаутов Селуса.

Перед ним стояла трудная задача – привести подразделение в порядок, и «дядюшка Рон» взялся за это с энтузиазмом. Дело осложнялось тем, что едва ли не половина личного состава части была родом из Южной Африки и говорила только на африкаанс.
Уже к концу года в части появились две традиции. РЛП обзавелась талисманом – молодым гепардом, которого спасли от гибели недалеко от Виндхука, в Юго-Западной Африке. Гепард был внесен в списки части как «Рядовой гепард», а 10 июня 1961 года был произведен в младшие капралы. До своего расформирования гепард оставался официальным символом батальона. Нынешний гепард содержится в одном из заповедников неподалеку от столицы Зимбабве.

Второй традицией стал полковой марш. Он возник неформально, в ходе долгого пути, когда новобранцы из ЮАР ехали 800 миль на поезде, насвистывая полюбившуюся мелодию – ей была When The Saints Go Marching («Когда святые маршируют»).

Хотя главный штаб с Солсбери выступил с инициативой проведения конкурса на лучший марш, мелодия уже прижилась. Дирижер полкового оркестра Родезийских Африканских стрелков Льюис аранжировал ее, и вскоре вся Родезия стала называть легких пехотинцев «Святыми».

Когда в Конго разразилась война, то РЛП выполняла роль погранстражи – с сентября по декабрь 1961 года пехотинцы несли службу на границе с Конго (позже переименованной в Заир). Когда они вернулись домой, то новой базой для них стал Крэнборн, в Солсбери. С тех пор это имя стало такой же привычной ассоциацией для РЛП как и Кэмп-Лежён для морской пехоты США.

62646_originalВ последующие годы роль РЛП менялась. От полицейских функций (обеспечение порядка во время демонстраций, охрана объектов) и пограничных задач батальон постепенно дистанцировался, все больше занимаясь анти-террористическими операциями, объем которых нарастал с каждым днем.

В 1966 году батальон впервые принял участие в преследовании террористов. Пехотинцы из 1-й роты, расквартированные в Чирунду, выследили группу боевиков, устроивших засаду на одной из главных дорог. От рук террористов погиб водитель грузовика. Одновременно, патруль под командованием младшего лейтенанта Десфонтейна уничтожил второй отряд, спешивший на подмогу к боевикам.

Некоторое время спустя, 16 мая 1966 года, на ферме в Хартли, террористами была убита вся семья фермера Фильюна. Преследовать террористов выпало 3-й роте. По информации от Специальной службы, пехотинцы нашли деревню, где прятались боевики и взяли в плен Абеля Денга, заместителя главаря известной «Банды крокодилов». За этим последовали и другие операции, включая уничтожение хорошо вооруженных террористов ЗАНЛА в районе Каньемба, на северо-востоке страны, где жаркий климат, бильгарциоз и особенно свирепая форма малярии причиняли вреда больше чем террористы.

В 1968 году началась операция «Котёл» — отлов и уничтожение террористов, проникавших в Родезию с территории Замбии. 14 марта егерь в одном из парков обнаружил свидетельства присутствия там большой банды террористов. Четыре дня спустя в бою с бандитами у Манна-Пулс в районе реки Ангва погиб пехотинец Ридж – РЛП понесла первые потери.

В последующие годы антитеррористические операции в долине Замбези и приграничных с Мозамбиком районах стали для привычным делом для всех рот РЛП. Они носили рутинный характер, поскольку действия боевиков были нескоординированными и хаотичными. Разведывательные группы террористов перехватывались, уничтожались или вышибались обратно в Замбию. С марта 1968 по апрель 1971 в бесчисленных боестолкновениях общие потери батальона убитыми и ранеными составили 16 человек.

Поворотным пунктом в войне явилась атака на ферму Альтена, которой владела семья де Борчгрейв 21 декабря 1972 года. С этого момента была развернута масштабная операция «Ураган».

Через пару лет в Португалии произошел переворот, и Лиссабон бросил свои колонии на произвол судьбы. Африка поменялась навсегда.

Как и в случае с другими легендарными частями прошлого, в батальон не испытывал проблем с теми, кто хотел бы служить в одной из лучших частей. Энтузиасты со всего мира, сумевшие добраться до Солсбери, хотели попасть в ряды «Святых». Их не смущало даже то, что жалование рядового было невысоким – 400$ в месяц, из которых на руки, после вычета, солдат получал менее 350$.

Они прибывали со всех пяти континентов, молодые и не очень, из Великобритании, Канады, Новой Зеландии, Норвегии, Исландии, Франции, Израиля, Австралии, Сейшельских островов, Латинской Америки и США. В 1978-1979 годах в РЛП даже служили индейцы – бывшие ветераны Вьетнама. В одном из последних наборов в части служил уроженец Венгрии – и, по словам его командира, лейтенанта Майка Россува, он очень хорошо проявил себя в боях.

Минимальный период контракта в РЛП составлял три года. Большинство отбывало его полностью. Меньшинство заканчивало службу раньше – отправляясь в последний путь в гробу или по инвалидности, после долгого пребывания в госпитале Эндрю Флеминга в Солсбери.

Большинство новичков – кроме тех немногих, кто смог представить убедительные доказательства своего предыдущего боевого опыта – проходили четырехмесячный курс начальной подготовки и только потом распределялись по ротам. Как скоро новичок отправлялся на свой первый боевой выход – это уже зависело от решения роты. Обычно первой операции предшествовало два-три патрулирования в буше – чтобы боец мог приноровиться к условиям и понять, что от него требуется. Последнее слово оставалось за ротным сержантом – и после этого легкий пехотинец отправлялся в бой.

Питание на боевых зависело от конкретных условий. На постоянной базе, например в Дарвине или Гранд-Рифе, войска получали то же питание, что и остальные части родезийской армии. Либо же их снабжали бесконечными сухими пайками – один паек как правило был рассчитан на день, но часто его приходилось растягивать на три. На длительных операциях было хуже – никто не мог предсказать, как долго коммандос придется «зависать» в буше.

Тогда пехотинцы жили на Pro-Nutro (питательной смеси), которую смешивали с сухим молоком и разводили водой. Остальное давал буш – или местные жители. Отдельные подразделения иногда добывали пропитание охотой – но условия не всегда это позволяли, особенно в Мозамбике или Замбии, где большая часть операций проводилась втайне.

Еще одна деталь, выделявшая РЛП из массы остальных – это жаргон, включавший в себя английский язык, африкаанс, чишона и слэнговые термины, искаженные до неузнаваемости.

Например, простой вопрос к сержанту: «Который час» на lingo десантников звучал как «Stripey, bowl me the ages». Практически любая фраза заканчивалась присловьем «Ek se» (от африкаанс, «слушай» (I say)). Со стороны, разговор двух десантников выглядел как болтовня инопланетян: «flat dog» (плоский пёс) – это крокодил; «main mannie what counts» — командир отделения или взвода (или командир базы). Или, например: «Work us a glide to posies», («Как насчет того, чтобы добросить до базы?).

Отчасти из-за активного употребления этого слэнга, многие на юге Африки считали, что десантники РЛП – это «хулиганы в форме». Может быть, где-то критики и правы – легкий пехотинец редко вел себя как ангел, но воевал он как дьявол.

Некоторые рекорды батальона остаются непревзойденными. Так, за четыре года пребывания в статусе воздушно-десантной части, на счету батальона зафиксировано 5,190 боевых десантирований – гигантская цифра для столь небольшой части. Кроме того РЛП удерживает неофициальный мировой рекорд: три боевых десантирования в течение одного дня, каждое из которых заканчивалось боестолкновением с противником. Другое примечательное достижение: боевое десантирование с высоты менее 300 футов в полном снаряжении (с пулеметами и минометами).

Если взять любой шестинедельный период за все время боевых действий, то наибольшим числом уничтоженных террористов может похвастаться рота поддержки. На пике войны, в 1979 году эта небольшая часть за шесть недель уничтожила 146 боевиков, потеряв при этом двух человек.

Сегодня казармы Крэнборн производят гнетущее впечатление. Я провел там несколько дней с «неофициальным» визитом в прошлом июле – и мне было грустно, особенно если вспомнить, как оно было раньше.

Такое настроение кто-то точно назвал «едким» – как медаль, которая пролежала в глубине ящика и покрылась патиной, так и здесь, когда-то блестящий батальон постепенно покрывался тусклым налётом. С момента последнего боевого выхода прошло полгода – и бойцам просто нечего делать.

62363_originalЕсли поговорить с офицерами (с теми немногими, которые согласны общаться с незнакомцами) – то общий настрой батальона можно охарактеризовать как тяжелый. По словам одного из них: «Нас просто продали эти сволочи из Милтона». Имеется в виду штаб армии в Милтон-Комплексе, расположенный на Джеймисон-авеню. (Так она называлась до недавнего времени – сейчас это авеню Саморы Машела, проспект спешно переименовали в честь прокоммунистически настроенного президента Мозамбика). Даже название полка поменялось – вместо Rhodesian Light Infantry теперь это Regiment Light Infantry.

Но Родезийская легкая пехота не намерена сдаваться – с точки зрения «товарищей», конечно, это называется «упорствовать в ереси». Прошло несколько месяцев с тех пор, как в столице был поднят новый флаг Зимбабве (напоминающий своей расцветкой скорее елочную игрушку, чем официальную эмблему государства) – но в казармах Крэнборн этого флага демонстративно не заметили и тем более не вздымали. Вместо этого в Крэнборне (в качестве компромиссного решения) реет новый флаг армии Зимбабве – зеленого цвета, что хотя бы этим роднит его с РЛП.

Даже последний батальонный чемпионат между ротами, проведенный в июле, смотрелся как-то вяло, с участием последнего призыва – того, которому не довелось участвовать в операциях. Чемпионат выиграла 1 рота – и хотя чемпионат почтил визитом генерал Питер Уоллс с несколькими высокопоставленными офицерами, их присутствие отметили, но бурных восторгов не выражали. Именно легким пехотинцам Уоллс когда-то пообещал: «Мы никогда не сдадимся». Ирония судьбы…

Вручать призы был приглашены мистер и миссис Ян Смит – бывший премьер Родезии с супругой. После того, как призы были вручены, бойцы наперебой стали просить «Старика», чтобы он выступил с речью.

63717_originalЭто был грустный момент. Ян Смит произнес предельно короткую речь – едва ли в 40 слов. Но закончил он ее фразой, которую впервые произнес несколько лет назад, в разгар операции «Ураган», когда Родезия, сражаясь с врагами, испытывала сильнейшее давление со стороны южноафриканского премьера Джона Форстера и госсекретаря США Генри Киссинджера. Они добивались, чтобы Родезия – любой ценой – заключила мирное соглашение с террористами.

Именно тогда, Ян Смит произнес фразу, которую повторил сейчас – с увлажнившимися глазами, но твердым сухим голосом: «Слава Богу, что есть Родезийская легкая пехота».

Юнцы, не побывавшие ни на одном боевом выходе и суровые ветераны, за плечами которых были десятки операций, слушали бывшего премьера со слезами на глазах.

Кто-то из них, слегка смутившись этого, произнес вполголоса, выразив общее мнение: «Aagh, drift it, ou pal».

P.S. В 11:00 25 июля 1980 года батальон в последний раз прошел торжественным маршем перед статуей, воздвигнутой в честь павших товарищей. После поверки, когда были зачитаны списки погибших, батальонный капеллан Билл Блэйкэуэй отслужил молитву и к статуе под траурную мелодию волынок были возложены венки. 28 июля статуя была снята с постамента и перевезена в ЮАР. В настоящее время она находится в Великобритании. Батальон Родезийской легкой пехоты был окончательно расформирован 31 октября 1980 года.

= = = = = = = = = = = = =

Уроженец Южной Африки Эл Фентер – один из самых опытных и уважаемых военных корреспондентов. За свою более чем 40-летнюю карьеру, Фентер освещал военные конфликты в Африке (Ангола, Мозамбик, Гвинея-Биссау, Намибия, ЮАР, Родезия, Нигерия, Сьерра-Леоне), в Латинской Америке, в Европе (Балканы). Автор нескольких тысяч публикаций, более трех десятков книг и сценариев. ПРОЩАНИЕ С ЛЕГКОЙ ПЕХОТОЙ – это одна из статей Фентера, посвященных финальной стадии войны в Родезии и расформированию элитных частей республики. Написана в 1981 году.

Легкий пехотинец после 3 боевых десантирований за день, район Мтоко.

Легкий пехотинец после 3 боевых десантирований за день, район Мтоко.

Сергей Карамаев a.k.a. Tiomkin

Оригинал статьи.

Комментарии запрещены.